ЗАРЯНКА, МУХОЛОВКА И ЗАВИРУШКА

Вот как описывает профессор С. И. Огнев в своей прекрасной книге «Жизнь леса» зарянку. «Зарянка легко отличается среди всех наших певчих птичек. Окраска верхней стороны у нее оливково­бурая, лоб, бока головы, шея и зоб красновато-рыжие». К этому описанию можно прибавить еще, что у зарянки брюшко и под — хвостье чисто-белые, а хвост оливково-ржавчатых тонов. Распро-

1

Зарянка очень часто, даже в литературе, называется малиновкой; это не — — верно, малиновка совершенно другая птичка, о ней см. ниже.

Странены зарянки в европейской части СССР от 64° с. ш. до самых южных границ. (Зарянки образуют на Кавказе и в Закавказье ряд географических форм.)

Ловят зарянок весной небольшими тайниками, лучками-само- ловами и другими самоловными ловушками. В противоположность близким к ним птичкам (соловьям, варакушкам, горихвосткам и др.) зарянки обыкновенно очень быстро привыкают к неволе, скоро пе­рестают дичиться людей и делаются совершенно ручными.

В Москве у большого любителя птиц художника Р. Н. Барто я видел трех зарянок, пойманных зимой в Батуми и привезенных в Москву. Все три птички были абсолютно ручные, брали мучных червей из рук своего хозяина и непрерывно, несмотря на присут­ствие в 20 сантиметрах от клеток посторонних людей, пели свои гармоничные песенки.

К хорошим качествам зарянки в клетке относится также ее способность петь в неволе почти в течение круглого года; пение прерывается птичкой лишь на время интенсивной линьки — в по­следние летние месяцы. У меня года три жила зарянка, не пев­шая лишь в период июль — середина сентября. В сентябре она на­чинала вполголоса мурлыкать свои мелодии, «распевалась» к ян­варю и тогда уже пела полным голосом вплоть до конца июня.

Мухоловки — птицы, которых очень редко содержат в клетках. Из общего количества мухоловок (насчитывается около 15 форм, живущих в СССР) самыми обычными являются три: из них самая крупная — серая мухоловка, окрашенная в серо-бурые тона, более темные на верхней части тела и светлые на груди, покрытой редкими продольными пестринами.

Самая маленькая из мухоловок — малая мухоловка, самец ко­торой по общей окраске несколько напоминает зарянку. У него серовато-бурая верхняя часть тела, бока шеи и зоба пепельно-серые, на горле и верхней части зоба расплывчатое красно-рыжее пятно, нижняя часть тела белая. Перья, образующие хвост, кроме двух средних, белые с темно-бурыми вершинами. Крылья темно-бурЫе. Самка малой мухоловки вся бурая, без серого и красно-рыжего цветов в оперении, которые заменены уже бурым и светло-охри­стым цветом. Наконец, третий вид мухоловок — мухоловка-пест­рушка имеет в своем оперении черные, черно-бурые и белые пят­на. У взрослого самца мухоловки-пеструшки окраска верха чер­ная, на лбу белое пятно, на крыльях белые поперечные удлиненные пятна, низ тела белый. Хвост темного буровато-черного цвета с белыми пятнами на крайних рулевых. Мухоловки широко распро­странены по СССР, встречаясь на гнездовье или на пролетах почти на всей территории страны.

Мухоловок ловят лишь случайно при ловле других птиц, и они довольно редкие птицы на птичьих рынках наших городов. Как пишет профессор Д. Н. Кайгородов, «в комнате пеструшек, как и других мухоловок, редко держат, они слишком нежны и почти не

Выдерживают неволи». Как мне передавал В. Е. Флинт, у него долго жил в клетке самец малой мухоловки, который содержался на обычном для насекомоядных птиц корме.

Единственной из завирушек обычной и широко распространен­ной у нас птицей является завирушка лесная.

Лесная завирушка своим буро-коричневым оперением на спине и верхней части тела, серой шейкой и пепельно-охристо-серой нижней стороной тела больше всего напоминает по окраске крапив­ника, а по своим повадкам зарянку. Завирушки живут в тенистых кустарниковых зарослях и в сырых лесах, обыкновенно по берегам ручьев и речек во всей лесной зоне европейской части нашей стра­ны. На Кавказе обыкновенную завирушку заменяет очень близкая к ней географическая форма — кавказская лесная завирушка. Вес­ною и летом лесная завирушка — скрытная птичка, ее трудно заметить в густых кустарниках, где она обыкновенно прыгает по земле или у земли в поисках корма, не поднимаясь на верхние ветви деревьев. Зимами же на Кавказе большое количество, оста­ющихся там зимовать лесных завирушек перекочевывает из лесов на окраины городов и в села, где и живет вплоть до весны.

Мне много раз случалось осенью и зимой ловить этих скромно окрашенных, юрких и сравнительно мало пугливых птичек в запад­ни. При помещении завирушек на первое время в кутейки они довольно быстро осваиваются с новыми условиями своего существо­вания, и уже дней через 5—6 их можно высаживать в обычные соловьиные клетки. При помещении же в обычные клетки немед­ленно после поимки завирушки сильно бьются и разбивают себе лбы, клювы и крылья. Нормально завирушек в клетках кормят обычным для большинства насекомоядных птиц кормом. Но мне много раз случалось из-за неимения муравьиных яиц и мучных червей выдерживать завирушек, давая им в пищу как будто бы совершенно неподходящий корм для насекомоядных птиц: тертую морковь и различные зерна (давленую коноплю, подсолнечные се­мена, мак и пр.). Завирушки начинали петь у меня сперва вполго­лоса и только поздними вечерами, а затем и днем, все громче и гром­че свои удивительно приятно звучащие серебристые, длинные трели, начиная с января. В большинстве случаев, видимо, из-за несоот­ветствия кормов потребностям их организма мои завирушки, за ред­ким исключением, погибали во время своей летней линьки, отдель­ные же из них жили у меня по два и по три года.

Обсуждение закрыто.