ЩЕГЛЫ

Ежегодно осенью — в октябре и ноябре — на главных улицах Орджоникидзе можно встретить ребят, продающих щеглов. В ру­ках у птицеловов маленькие, неуклюже сбитые клетки, а в них какое — то месиво из этих пестрых и очень красивых птиц. Рыночная сто­имость щеглов весьма невысокая, а если вы покупаете птичек «на выпуск», то стоимость снижается. Но птички замучены и, выпущен­ные вами, даже не могут взлетать, и их снова ловят ребята.

Если есть желание держать дома щеглов, то нет ничего проще, чем купить их, тем более, что эта птица встречается почти всюду на территории нашей страны. Много интереснее и приятнее этой покупки — поймать щеглов самим. На Кавказе, где щеглов очень много, ловля их — дело не хитрое, и настоящие птицеловы счи­тают ее мальчишеской охотой. Лучшим временем для ловли щеглов на Северном Кавказе являются поздние осенние месяцы.

Туманный осенний день. Горные хребты, окружающие Орджо­никидзе, закрыты свинцовыми тучами. Видны только, и то не до самых вершин, скрываемых серой пеленой, горы первого Лесис­того хребта. Отдельных деревьев различить нельзя, и лес кажется разрисованным грубыми мазками красок в оранжевые, бурые, крас­ные и темно-зеленые тона, разбросанные фантазией художника.

Километрах в 2 от подножия гор, там, где расположены при­городные индивидуальные и колхозные огороды (в это время уже убранные) — лучшее место для ловли щеглов.

Здесь по участкам, через которые проходят излучины неглу­боких глинистых оврагов, со склонами, поросшими высокими ре­пейниками с их малиново-бурыми шишками семян и низенькими кустиками верблюжьей колючки,— излюбленные места кормежек пролетных осенних птиц.

Для точка мы облюбовываем ровную полянку у края балки. Бурьяны, растущие здесь, занимают небольшой клочок склона, около балки расположено убранное картофельное поле с побурев­шей ботвой, недалеко огород, на котором была посеяна кукуруза, и ее светлые серо-желтые стебли одиноко торчат сейчас вверх. Рядом с кукурузой небольшие участки подсолнечников с черными толстыми стволами.

Устраиваем наш точок шагах в сорока от бурьяна. Выставлен­ные манные птицы немедленно начинают подавать свои голоса. В такие ненастные осенние дни в предгорьях Кавказа бывает всегда много пролетных стай мелких воробьиных птиц, останавливающих­ся в этих местах на дневки перед трудным перелетом через высокие перевалы хребтов.

Над нами, чаще всего в направлении к югу, к горам, одна за другой летят стаи и стайки разнообразных птиц. Разбросанным строем высоко пролетают большие стаи обыкновенных овсянок.

. Прыгая в воздухе, волнистыми линиями летят белые трясогузки. Густыми, тесными кучами с тихим щебетом следуют реполовы. Тинькая, не образуя стай, а чаще небольшими группами и в оди­ночку проносятся зяблики. С чириканьем, то взмывая вверх, то рас­сыпаясь по подсолнечникам, бурьянам и кукурузе, носятся стаи полевых воробьев. Летят, тихо посвистывая, зеленушки и, хрипло чирикая, вьюрки. С тихими несмелыми трелями, будто спеша куда — то, пролетают разные жаворонки… Многие из птиц снижаются и, сделав несколько кругов, рассыпаются по снятым огородам в на­дежде поклевать каких-нибудь семян, зарядиться для дальнейшего трудного путешествия. Иногда внезапно все стайки птиц стрем­глав бросаются врассыпную, а за отдельной отбившейся при этой общей панике птичкой устремляется или серый с длинным хвостом и округлыми крыльями ястребок-перепелятник, или голубоватый, быстрый сокол-дербник.

Наш манный щегол, сидящий в клеточке около расставленных репухов, кричит неистово свои громкие и звонкие позывы. Неболь­шая стайка щеглов, которая пролетала по руслу балки, с тихим, ме­лодичным щебетом, издаваемым этими птицами при полете, услы­шала позывы и свернула к нам. В такие пасмурные дни ловить птиц

Ю-Зак. 1002 при помощи клея очень удобно и добычливо — клей не блестит, мороза нет и клей не застывает и не разжижается под солнцем. Птицы, не замечая ничего необычайного в намазанных клеем пру­тиках, спокойно, не остерегаясь, садятся на них.

Стайка щеглов делает круг и разом опускается на репухи — вот мы и с добычей! Несколько щеглов повисают на репухах, не­сколько птиц прыгает по земле с прутиками, приклеившимися к ним. Ловля идет непрерывно. Стайка за стайкой летят щеглы* при­саживаются к кричащему заманку и прилипают к нашим пфути — кам. За очень короткий срок при этих условиях можно поймать более чем достаточное количество птиц.

Не всегда, однако, можно ловить щеглов так просто и успешно. Если день солнечный и клей на прутиках блестит, щеглы ведут себя весьма недоверчиво и осторожно. Они, чаще всего сделав не­сколько кругов над репухами, или улетают от них прочь, или, если заманок зовет слишком уж убедительно, опускаютя непосредствен­но на землю, минуя подозрительные прутики.

Поймав щеглов, прежде всего нужно произвести их отбор и в первую очередь отобрать самцов от самок. Сделать это не очень просто. К слову сказать, вполне безошибочного критерия для от­личия полов у этих яркоокрашенных птиц нет. Указания, имеющие­ся в руководствах, либо неверны, либо приводят признаки, не под­дающиеся точному определению. Часто у щеглов старые самки бы­вают более ярко окрашены, чем молодые самцы. Распространен­ное мнение птицеловов, что у самцов «усы» (перышки, покрыва­ющие ноздри) черные, а у самок белые — неверно. Различать сам­цов щеглов от самок можно при известном навыке по сумме мел­ких второстепенных признаков. Признаки, отличающие полы щег­лов, следующие: самцы обычно несколько кругінее самок. Красные перышки на лбу и вокруг клюва у них более яркого и чистого цвета (у самок красный тон тусклее и имеет несколько малиновый от­тенок). Границы между охристо-коричневыми пятнами на груди и белым фоном ее у самцов резче и т. д.

Пойманных щеглов, так же как и большинство других птиц, необходимо на первое время помещать в кутейки. Корм щеглы берут всегда охотно. Щеглы, робкие и пугливые птицы, с трудом привыкают к клетке и к людям и часто продолжают метаться по ней очень долгое время после поимки. Щеглы, как правило, отли­чаются сварливым характером и, когда их помещают в садки с другими птицами, постоянно ссорятся между собой и задирают своих сожителей. Чаще всего ссоры происходят у кормушек. Ка­кой-нибудь задорный щегол «абонирует» кормушку в свое посто­янное пользование. Он усаживается на нее и, втянув голову в плечи, опустив крылья, расправив хвост так, что становятся ясно заметны его крайние белые рулевые, с резким, трещащим криком бросается на каждую птицу, подлетающую к кормушке.

Эти угрозы никогда серьезного характера не носят и задира обыкновенно только пугает своих сожителей, не вступая ни с кем в драку.

Пойманные щеглы не начинают петь дольше других птиц и для того, чтобы услышать полнозвучную песню, их приходится выдер­живать в клетке не менее 2—3 месяцев.

Пожалуй, из всех наших обычных зерноядных птиц пение щег­лов по своей звучности, разнообразию строф и трелей наиболее богато и мелодично. Среди них попадаются отдельные особо вы­дающиеся певуны с исключительно хорошей песней.

Несмотря на обычность щеглов, эти птички довольно нежны и требуют внимательного ухода и очень часто погибают в клетках в течение первого года неволи. Чтобы сохранить щеглов у нас дома в продолжение ряда лет, необходимо много внимания и заботы уделять им. Прежде всего это относится к корму. При кормлении щеглов нужно постоянно разнообразить их рацион с непременным прибавлением к нему зелени, моркови и других витаминов.

В детстве я знал одного замечательного щегла, выведенного канарейками из яйца, подложенного в их гнездо, вскормленного и воспитанного этими птицами. Щегол был крупный и очень ярко — окрашенный самец. Его пение в основном напоминало пение кана­реек (его приемных родителей), в трели которых он очень к месту вставлял несколько своих чисто щеглиных, звонких строф.

У меня сейчас живут два самца щегла. Оба поют превосходно и много. Щеглы пойманы более 2 лет назад и сейчас совершенно ручные. Каждый из щеглов имеет свою ярко выраженную инди­видуальность и отличные друг от друга вкусы. Один из них — спо­койная и тихая птица. Когда я ставлю утром корм, щегол даже не находит нужным отодвигаться от моей руки. Другой довольно ро­бок, при моем приближении он забирается на верхнюю жердочку клетки и с недоверием поглядывает на меня. Один из щеглов очень любит давленые подсолнечные семена и почти не ест конопли, дру­гой, наоборот, предпочитает коноплю другим зернам. В одном толь­ко качестве мои щеглы вполне одинаковы друг с другом — в своей сварливости. Сидят оба щегла в отдельных клетках — рядом с од­ним находится клетка с клестами, рядом с другим — клетка со старым снегирем Акыном. Каждый вечер, устраиваясь для ночлега, оба щегла долго верещат, «браня» своих соседей, и пытаются через две стенки в клетках прогнать их от своих спальных жердочек…

Веселый и понятливый щегол принадлежит по своей яркой, пестрой, щеголеватой окраске к одной из самых нарядных наших зерноядных птиц, пребывание его у нас дома может доставить толь­ко удовольствие.

Обсуждение закрыто.