КОРОЛЬКОВЫЕ ВЬЮРКИ

Раннее утро конца октября. На горах лежит снег, тающий по юж­ным склонам скал, ущелий и балок, на пригревах каменистых лу­жаек, словом, всюду, куда проникают лучи осеннего не жаркого, но еще теплого солнца. Сегодня верхушки хребтов покрыты тума­ном, который постепенно сползает все ниже и ниже. Из тумана там, где он лежит менее густой пеленой, кусками, причудливо вырисовываются отдельные скалы с прилепившимися к ним призе­мистыми березками, с обнаженными белыми стволами, с которых почти совсем облетели уже желтые листочки, и корявые сосенки с темной голубовато-зеленой хвоей. Мы сворачиваем из широкого ущелья, по которому идет шоссе Военно-Грузинской дороги, в боковую балку, круто поднимающуюся вверх. Стороны балки су­жены у шоссе, но метров через 200 они раздвигаются, и мы попадаем в горную долину, со склонами, усеянными обломками скал и каме­нистыми осыпями. Кое-где между камней находятся лужайки, покрытые сейчас желтовато-серой низкой травой. По краям ущелья, по сторонам его растут несколько диких грушевых деревьев и какие-то кустарники. Мы у цели. Именно в таких узких ущельях нижнего пояса гор зимой держатся корольковые вьюрки, здесь их основное местообитание.

Для ловли нам надо разыскать небольшую травянистую лу­жайку, покрытую камнями и обломками скал. Лужайка найдена. Расставляем наши репухи и налаживаем всю нашу немудреную охотничью снасть. Вынимаем из рюкзаков манных птиц, наливаем им воды, насыпаем корм и, спрятавшись шагах в 20 от репухов, терпеливо ждем. (Далеко от репухов отходить не нужно — король­ковые вьюрки спокойные и непугливыё птички, и наша близость их смущать не будет.)

Клубы тумана вверху ущелья то раздвигаются, то становятся все гуще и гуще, солнце не показывается, ветра нет, слегка морозит и все звуки в морозном воздухе особенно отчетливы и звонки. Такая погода особенно хороша для ловли птиц, и нам в этом отно­шении повезло.

Наши манные птицы (их у нас сегодня четыре — чиж, король­ковый вьюрок, горная чечетка и реполов), придя в себя после тем­ного рюкзака, обчистившись и немного поклевав корма, начинают щебетать и перекликаться друг с другом. Больше всех волнуется чиж. Почти беспрерывно он издает свои призывные крики, так похожие на звуки скрипки, ему тихим щебетаньем отвечает чечет­ка и изредка свистит, как будто бы подает реплики, реполов. Ко­рольковый вьюрок пока молчит.

Вдруг чечетка начинает щебетать все громче и громче, так что заглушает чижа. Прислушиваемся — тихое, мелодичное щебетанье несется от верхних склонов балки, и мы видим небольшую стайку каких-то кажущихся почти белыми птичек, летящих в нашем на­правлении. Чечетка щебечет без умолку. Так же начинают щебетать и птички из стайки. Значит это горные чечетки. Стайка пролетает мимо, но потом поворачивает и, сделав большой круг, планирующим полетом спускается к нашим птицам. Быстро рассыпавшись перед репухами, птички садятся возле нашей чечетки. Некоторые чечетки спускаются на землю, другие рассаживаются на камнях, а вот, смотрите, пара усаживается и на наши, намазанные клеем, пру­тики. Одна из них сейчас же переворачивается и вместе с прутиком падает на землю, другая сидит некоторое время спокойно, но, неосторожно повернувшись, задевает хвостиком за прутик, прили­пает к нему и, распластав крылья, повисает на палочке.

Терять времени нельзя, быстро подбегаем к репухам, освобожда­ем от прутиков пойманных чечеток, поправляем свалившиеся палочки и накренившиеся репухи, возвращаемся к нашему камню и снова ждем.

Манные птицы, потревоженные нашей беготней возле них, при­тихли и, нахохлившись на морозном воздухе, сидят молча. Ждем и внимательно слушаем. Зрение и особенно слух у нас напряжены. В таком ожидании проходит с полчаса. Но вот из ущелья, откуда прилетели чечетки, доносится чья-то тихая, еле слышная трель. Трель так тиха и невнятна, что возникает сомнение, действительно ли мы слышали ее или это нам показалось… Но нет, не мы одни услышали ее. Наш корольковый вьюрок, молчавший до сего вре­мени, оживляется, прыгает по своей клетке и издает одну за дру­гой две призывных высоких трели, несколько напоминающих трели канареек. (Услышав однажды этот призывный, журчащий крик корольковых вьюрков, его потом уже вы не спутаете с криком других наших птиц, он вполне своеобразен и на крик других наших птиц не похож.) Вслед за тем тотчас же раздаются ответные призы­вы, и маленькая птичка на всех парах летит к нам. Не тратя времени на кружение около клеток, корольковый вьюрок сразу же садится на одну из палочек самого высокого репуха.

Но на морозе, очевидно, клей застыл, и птичка, посидев не­сколько минут на палочке, переговариваясь тихим щебетом с на­шим заманком, спокойно слетает с репуха и садится на землю возле клетки. Так его не поймаешь. Придется вспугнуть королька и по­пытаться подогнать его на палочки. Но едва мы делаем несколько шагов в направлении клеток, как совсем близко от нас раздаются многоголосые трели стайки корольковых вьюрков, и мы видим, как птички летят по ущелью, приближаясь к нам. Оба королька (за — манок и сидящий около него) в два голоса начинают громко сви­стеть, и стайка, сделав полукруг возле нас, рассаживает. ся на камни и репухи возле клеток. Несколько птичек сейчас же с палочками падают на землю, другие, испуганные падением своих товарищей, взлетают, но повинуясь призывам сидящих корольков, снова садят­ся на репухи и снова некоторые из них валятся на траву. Пора бе­жать к ним. Клей держит птиц некрепко, и мы рискуем, что птички успеют отклеиться, если мы будем недостаточно проворны. Под­бегаем к нашему точку — четыре вьюрка бьются на палочках, прыгая по земле, два висят на репухах. Быстро освобождаем’птиц от палочек и засаживаем их в клетку, в которой уже бьются две чечетки. Стайка отлетает от нас и, так как наш заманок кричит непрерывно, садится на камни ближайшей осыпи. Цель нашей сегодняшней ловли достигнута!

Из шести пойманных корольков — два великолепных взрослых самца с угольно-черными зобиками, с дымчатыми затылками и с рубиново-красными шапочками на головах; две других птички — молодые самки (этих мы выпустили), и последние два — это моло­дые самцы, у которых на коричневых головках юношеского наряда начинают пробиваться красные перышки.

Снова ждем, наблюдая за стайкой, сидящей на осыпи; птички перелетают с камня на камень, перекликаясь с нашим заманком и все время приближаясь к нему. Следим за ними с затаенным ды­ханием, еще несколько минут и корольковые вьюрки снова будут на наших палочках. Но наши надежды не оправдываются — над ущельем, быстро взмахивая крыльями, пролетает ястребок, вьюрки разом поднимаются, и стайка с тревожным щебетом скрывается за уступами скал.

Становится холодно. Тучи, собравшиеся в горловине ущелья, ползут все ниже и ниже, и вот уже отдельные клочья тумана клу­бятся около нас. Начинается мелкий снежок. Видимо, ловлю надо кончать, тем более, что шесть корольковых вьюрков, из которых пара взрослых самцов, добыча неплохая, да и ловили-то мы их каких-нибудь 2—3 часа. Собираем наши «доспехи», выливаем воду из поилок у манных птиц, нагружаемся рюкзаками и спускаемся к шоссе, чтобы на какой-нибудь попутной автомашине доехать до города.

Мы дома. Снова осматриваем пойманных нами птиц, еще раз присыпаем мелкой просеянной золой их запачканные клеем перья и сажаем птиц в кутейку. (Корольковые вьюрки настолько спо­койные птички, что им можно не подвязывать крыльев — в темной кутейке они биться не будут.) Сейчас же насыпаем в низкую и плоскую кормушку различных семян — зерен мака, репейника, ка­нареечного семени, семян березы и давленых подсолнечных семечек и ставим поилку с чистой водой. С удовольствием замечаем, что наши пленники тотчас начинают охотно клевать предложенный корм. Следовательно, успех их содержания в клетках почти обеспе­чен. У нас теперь есть одна из самых приятных горных птиц.

Скажем несколько слов о корольковых вьюрках, об их образе жизни на воле и об условиях их содержания в клетках. Корольковые вьюрки, или березовые чижики, как называют их кавказские пти­целовы, принадлежат к отряду воробьиных птиц, к роду, большин­ство видов которого живет в Северной Африке. В Европе обитают всего три вида — наш корольковый вьюрок, канареечный вьюрок и лимонный чиж.

Начиная с последней декады апреля в тех местах, где мы се­годня ловили корольковых вьюрков, мы их не встретим: они на теплое время года поднимаются выше в горы. В период вывода птен­цов корольковые вьюрки занимают всю среднюю полосу гор, подни­маясь до самых перевалов и до альпийских лугов включительно. Их излюбленными местами обитания являются каменистые долины и ущелья с окружающими их громадами скал и с хаотическим нагро­мождением каменистых осыпей. В таких местах обычно растут ро­щицы берез и сосен, чередующиеся с лужайками пышных субаль­пийских лугов, которые покрыты цветущими и благоухающими травами, с зарослями рододендронов и прочей растительности — вот здесь мы всегда можем рассчитывать встретить летом наших птичек.

Поднявшись сюда после зимовки из нижней части горных хребтов, корольковые вьюрки первое время держатся стайками, но с начала мая разбиваются на пары. Так как отдельные пары по­селяются вблизи одна от другой, то в течение всего года, в сущ­ности, птички держатся стайками. Корольковые вьюрки всегда очень оживлены и подвижны. Их пение, состоящее из разнообраз­ных трелей, слышится с раннего утра до позднего вечера. Самцы садятся куда-нибудь на уступ скалы, на торчащий камень, на верх­нюю веточку березы, опускают крылышки и, надув свое горлышко, забавно вертясь в разные стороны, поют с самозабвением. Парочки этих птичек очень привязаны друг Тс другу и всюду следуют одна за другой. После вывода птенцов выводки корольковых вьюрков собираются в стайки, которые и держатся вместе до следующей весны. Эти стайки в поисках корма кочуют сначала там, где они вывелись, а позднее, когда в горах начинает падать снег, спускаются в самые низины горных хребтов.

Корольковые вьюрки, которых содержат в клетках, относятся по своим качествам к одним из самых симпатичных комнатных птиц. Посаженные по нескольку штук вместе в просторную клетку они почти не бьются в ней с первых дней неволи (этого нельзя сказать о корольковых вьюрках, которых помещают в маленькие клетки и поодиночке). Через несколько часов после поимки вьюрки легко начинают брать корм, и их не надо приучать к нему. Гораздо сложнее, однако, дело обстоит с кормовым рационом для этих птиц. Дело в том, что, поедая общий для всех зерноядных птиц корм, корольковые вьюрки месяца через 3—4 начинают почему-то хиреть, сильно худеют и гибнут один за другим. Обычно из пойманных нами 15—20 штук к маю остается не более 2—3 птичек, но вы­жившие живут в клетках уже по нескольку лет. Основные корма, которыми я кормил своих корольковых вьюрков, следующие: ка­нареечное семя, льняное семя, березовые, ольховые и сосновые семена, зерна мака. Из всего этого готовится смесь. В качестве дополнительного корма я давал своим птицам- тертую морковь с белыми сухарями и немного муравьиных яиц. Этот дополнитель­ный корм ели далеко не все корольковые вьюрки.

Молодые самцы корольковых вьюрков начинают петь в клетках через 4—5 дней после поимки, а недели через 2—3 поют уже все птицы. Я держал корольковых вьюрков в больших вольерах по 15—16 штук вместе с другими птицами. Конечно, из-за красоты оперения я отбирал себе преимущественно взрослых самцов. Осо­бенно красивы корольковые вьюрки, когда на них смотришь свер­ху вниз; тогда особенно отчетливо видно сочетание ярко-крас­ных, как будто бы бархатных, головок этих птиц с дымчатыми и черными перьями затылков и зобов. Птички эти очень миролюбивы, и серьезных ссор и драк у них между собой никогда не происходит. Когда же стайка корольковых вьюрков, забравшись на верхние жердочки клетки, начинает петь, то этот хор может доставить много удовольствия своей мелодичностью.

Ярко-красный цвет шапочек корольковых вьюрков сохраняется у них до первой линьки (июль — август), после же шапочки ста­новятся оранжевыми, а после двух лет пребывания в клетке — желтыми. Один корольковый вьюрок прожил у меня в клетке около

5 лет. Повторяю, однако, что это бывает очень редко.

Ввиду систематической близости корольковых вьюрков с кана­рейками было бы очень интересно произвести опыт спаривания этих птиц друг с другом. Для этого необходимо поймать возможно более молодых самцов корольковых вьюрков, выдержать и приру­чить их, а потом пустить весной к самкам канареек, конечно, лучше к серым. До настоящего времени в орнитологической литературе данных о такого рода гибридах не имеется, но тем интереснее молодым любителям птиц произвести этот опыт.

Кроме Кавказа, корольковые вьюрки встречаются в нашей стране во всех горах Средней Азии и в Закавказье.

Обсуждение закрыто.